«

Эмбер проснулась до рассвета. Больше всего она любила это время суток и поздний вечер. Вечер, был полон таинственности, когда наступал вечер, ей казалось, что начинается жизнь. А в предрассветном утре, она любила спокойствие, когда всё вокруг спит. Утром ей думалось, будто она одна во всём свете и только она может прикоснуться к прекрасной сказке рассвета. Утром был самый замечательный воздух, он дурманил и пленил, и всё плохое будто бы уходило на время. Сейчас Эмбер решила сходить в лес, он находился недалеко от таверны. Она спустилась вниз, по нахально скрипящим ступенькам. Весь зал кабака был в битом стекле, пол в липких напитках и грязи, а в середине за столом спал особо напившийся «господин». Девушка, брезгливо прошла до двери, скрип которой был особо громким, разбудивший спящего. Он что-то пропыхтел себе под нос, поменял лежащую щёку и уснул дальше. Эмбер этого уже не увидела, она быстрым шагом шла в сторону леса.
Она успела дойти до него к самому восходу. Первые, тонкие лучи, осторожно протягивались, к земле сквозь листья. Вся природа вокруг, была полна ювелирной аккуратности. Эмбер шла по тонкой тропинке, в этом лесу она ещё ни разу не была и решила, узнать, что же окажется в конце этой дорожки. Она шла не спеша, буквально разглядывая, каждую росинку на листьях, каждую травинку под ногами, каждый камушек. Видя каждый день неимоверное количество вещей, не располагающих к себе симпатией, Эмбёр научилась по особенному ценить всё то прекрасное, что окружает человека каждый день. Дорога была довольно длинной, настолько, что солнце успело подняться довольно высоко. Оказалось, что лес стоял на обрыве, невысоком, но видимость с него была хорошая. Внизу простиралось поле, до самого горизонта, а на горизонте лежала тёмная полоса.
- Там мёртвая долина.
Эмбер, даже не вздрогнула и не обернулась.
- Доброе утро, Доминик, - Эмбер была рада увидеть его сейчас.
- Доброе утро. Я увидел, что ты направляешься, к лесу и подумал, что ты захочешь это увидеть.
- Ты догнал меня примерно на половине пути, - она повернулась к парню, который подошёл к ней и смотрел, вдаль, на тёмную полосу. Лицо его было свежее, чем накануне вечером. И взгляд был боле чистым, но намного более серьёзным. Он словно прикрыл дверь в себя.
- Выглядишь намного лучше. – Эмбер улыбнулась, только за тем, что ей самой хотелось увидеть кривоватую улыбку Доминика. И он улыбнулся, посмотрев на Эмбер как-то по-детски. Ей сразу стало спокойней, такой Доминик её устраивал куда больше.
- А почему, тогда в таверне, когда мы в первый раз встретились, ты пила за королеву? – Доминик, долго ждал момента, когда сможет задать этот вопрос и сейчас он пристально наблюдал за Эмбер, ожидая её ответа. Но Эмбер только пожала плечами:
- Вспомни, я за неё так и не выпила. А вообще это долгая история, не для этого утра.
- Расскажешь после? – Доминик не мог сдержать свое любопытства, от ответа Эмбер, для него зависело многое. – А ведь я сам знал королеву, - с деланным равнодушием выпалил он.
- Что? Как знал? – теперь Эмбер допытывающее смотрела на его лицо.
- Нам было лет по 10, когда наши родители запретили нам общаться. Мой отец знал короля Севиана, он был его приближенным, отвечал за царские письмена и я часто бывал во дворце. И там была Биатрис. Мы с ней дружили. Она была самой весёлой и доброй девочкой. Мы хорошо проводили с ней время. Но однажды мой отец перестал брать меня с собой во дворец. И с тех пор я даже ни разу не бывал в столице. Я так и не понял почему, отец так поступал, с королём они не сорились, я долгое время злился на него. Да и сейчас злюсь. Биатрис действительно была хорошей, я бы никогда не подумал, что она может стать предательницей, что сможет, продать свою страну, даже непонятно за что. Будь всё иначе, я был бы сейчас рад узнать, что с ней всё хорошо.
Эмбер смотрела, под ноги, а после подняла голову:
- Похоже, она действительно не была плохой.
Доминик рассчитывал, что на его откровение Эмбёр всё таки расскажет о своей связи с королевой, в том, что она была можно было и не сомневаться. Но когда он понял, что ничего кроме молчания он дальше не услышит, он раздосадовал. Помолчав и ещё немного полелеяв надежду на продолжения, он заговорил без всяких эмоций.
- Похоже на то. Я думаю нам пора идти, Эйк наверное уже проснулся и…
- Продолжает меня ненавидеть, - горько усмехнулась Эмбер.
- Нет, он не ненавидит тебя. Он просто… Я не знаю, - Доминик тоже хмыкнул.

«***»

Эйкен проснулся от скрипа ступенек, который в рассветное время суток резал слух, куда громче, чем в любое другое. Не подавая вида, что он проснулся, он приоткрыл глаза и посмотрел на постель Доминика, которого в ней уже не было. Его друг стоял возле приоткрытой двери и выглядывал в коридор. Он постоял так несколько секунд, после резко повернулся и Эйкену пришлось закрыть глаза. Он слышал, как Дом надевает сапоги, видимо, то что было за дверью его заинтересовало настолько, что он не соизволил сделать этого раньше и он прошёлся босиком по грязному полу. Потом он слышал как по столу шкрябнул нож, затем короткая тишина с едва слышимыми шорохами, видимо Доминик закреплял его на поясе, а после тихое, но быстрое клацанье подошвы его сапогов. После того как Дом не очень осторожно прикрыл дверь, Эйкен вскочил с постели. Он знал, что друг не вернётся, так как можно было совершенно легко понять, что он очень торопится. Эйк выглянул в окно и его догадка подтвердилась: он увидел как в темноте, где не доходил свет тусклых фонарей, скрылся силуэт Эмбер, а значит Доминик так торопился, что бы догнать её.
Эйкен знал, что с его другом ничего не случится, хотя он и питал явную неприязнь к Эмбер, но он не ждал от неё открытой угрозы. Он больше боялся угрозы потенциальной. Эйкен видел, что Его друг нравится этой новой девушке, но ожидал, что в её жизни есть вещь которая, в тот момент, когда придётся выбирать, будет для неё важнее. Он был уверен, что Эмбер прибилась к их обществу по каким то своим личным причинам, ведь до этого она спокойно обходилась без вторых лиц. Это волновало Эйка, ему было просто необходимо узнать эти причины.
Эйкен вновь лёг на постель, но так и не смог заснуть. Вскоре ему стало припекать плечё, поднимающееся солнце, он полежал так ещё немного, и вдруг поймал себя на том, что он всё время хмурится. Даже сейчас, когда его никто не видит и он находится в относительно полном спокойствии, а всё равно хмурится. Ему вдруг представилось, что даже во сне его брови так и стремились друг к другу, и от этого ему стало смешно. Улыбка делала его довольно привлекательным. Эйкен представил своё поведение со стороны и подумал, что не стоит того, появление нового человека в их компании. Он сел на кровати, потянулся, встал, собрал все свои вещи и спустился в просыпающуюся таверну. Гости, оставшиеся здесь с вечера и пропившие все деньги, досыпали последние минуты на лавках. Хозяин, уже знакомый старикашка, сам только что вышедший из сонной неги, бродил между столов в парчовом халате и самодельных, но крепких тапочках, убирая пустые бутыли и разбитое стекло.
- Привет тебе! – окликнул его Эйкен. Старикан так задумался, что вздрогнул, когда услышал чей-то голос. Увидев Эйкена, он буркнул что-то невнятное под нос, что-то похожее на приветствие и просьбу уйти.
- Есть у тебя стакан воды?
- Вода стоит денег, - просипел он в ответ.
- Я думаю мы договоримся о другой цене: ты дашь мне стакан воды и ещё флягу с собой, а в обмен на это ты больше никогда не увидишь ни меня, ни моего друга, ни ту девушку, что так любит устраивать погромы в тавернах.
- А что если нет? – похоже, хозяин таверны сам не ожидал от себя такой дерзости, поэтому после своих слов он вжал голову в плечи. Эйкен вкрадчивым, мягким, насколько это возможно при его грубости, голосом произнёс:
- Если ты не дашь мне то, что я прошу, то я лично притащу чертёнка с другой стороны и запру его в этом помещении и посмотрю, что он с ним сделает.
Старик на секунду взглянул в глаза нависшему над ним мужчине произнёс про себя проклятье и посеменил к погребу что находился в полу, за его стойкой.
- А знаешь что, давай четыре фляги, - Прикрикнул ему вслед Эйк.
Старикан стукаясь своими косточками об деревянную прогнившую лестницу и углы погреба вылез и молча положил на стол перед Эйкеном 4 фляги.
- А стакан? – Эйк, прищурившись, посмотрел на хозяина, а в ответ получил эмоцию безразличия и понял, что посылать старика вниз во второй раз может быть чревато смертельным исходом. Его ноги дрожали уже от того, что он один раз спустился, а те, кто выполняют всю физическую работу за него – двое сыновей - ещё спали. Старикан был слабый, но это не мешало ему быть вредным и наглым. Поэтому Эйкен взял связку фляг и направился к выходу, гремя ими:
- Может когда-нибудь они к тебе вернутся, - Эйкен улыбнулся и посмотрел на сгорбленную спину хозяина таверны. – Да не хмурься ты!
Эйкен сел на крыльцо у таверны и принялся ждать Дома и Эмбер. Отпил пару глотков из фляги, вкус у воды был пыльный, было понятно, что вода стояла в бочке была ничем не прикрыта и неизвестно какое насекомое могло быть в ней. Но это было лучше, чем ничего. До места, где жили Эйкен и Дом, а так же их третий друг, был не самый близкий путь, через весь, хоть и не большой, город. Да и Эйк знал, что они скоро перекочуют в другое селение, а свои фляги они не так давно потеряли, столкнувшись с кучкой демонов. И тут Эйкен вспомнил, что они уже слишком долго засиделись в Кирте, уже около пары месяцев. Этот город был близок к границе и потому его окраина так и кишела всяким демоническим отродием. Но всех не перебить, всегда будут появляться новые, а такие как он и Доминик появляясь в каком либо городе производят шумок: они берут всё, что им необходимо и ничего не платят, для людей они просто воры, а не герои, которые спасают их от нечестии. И в скором времени на таких начинают точить зубы стражи города. Они обычно не ночуют в тавернах, и хозяин этой их не выдал, видимо, лишь потому, что ему самому есть, что скрывать. Подумав над этим, Эйк пришёл к выводу, что нужно бы поторопить своих друзей и побыстрее перебраться на новое место.
Совсем близко от него пролетела птичка и где-то в деревьях защебетали её друзья. Эйкен загрустил, в его голове опять представились картины того, что происходит на другой стороне. Он был уверен, что там нет птиц, там даже нет солнца, ведь он видел тёмную полосу на горизонте. Он думал, могут ли его родные слышать хотя бы шелест живых листьев? Да и живы ли они, ведь прошло столько лет? Эти мысли часто посещали его и подолгу оставались с ним. Они и заставляли его бороться каждый день, не сдаваться. Им двигала злоба от неизвестности. Но сейчас Эйк отмахнулся от этих мыслей, вспомнив последний совет, который он дал хозяину таверны. Он хотел подставить своё лицо солнцу, но его закрыло облачко. Эйкен покрутил головой и увидел, что в вдалеке за его спиной собираются тучи и стремительно приближаются к Кирту. Эйк понадеялся, что Дом и его новая подруга в скором времени придут и им всё-таки удастся обогнать дождь.
Надежда Эйка оправдалась и из-за угла таверны послышались знакомые мужской и женский голоса, а после появились и их носители.
- Я смотрю, грозный папочка, сегодня подобрел? – Доминик нахально улыбался, глядя на Эйкена.
- А я смотрю, сонное желе сегодня веселится?
Все трое поняли, что Эйк всё ещё злится на Доминика, за произошедшее вчера.
- Ладно тебе!
- Ладно, ладно, идёмте, скоро будет дождь, вы ведь не хотите прокатиться по глине?
- Да ты прав, - Доминик тоже заметил тучи, становившиеся всё явственней с каждой минутой. – Откуда фляги?
- Я любезно позаимствовал у нашего общего друга, - Эйкен со смешком кивнул на дверь позади.
- Готова поспорить, ты пообещал ему, что он нас больше не увидит? – Эмбер сказала наугад, и немного удивилась, когда оказалась права.
- Прямо в точку, особенно он обрадовался, узнав, что тебя здесь больше не будет, - Эйкен попытался выдавить из себя дружелюбную улыбку, он ведь сказал себе, что нет причин на грустное лицо, и теперь хотел хотя бы попробовать наладить отношение с девушкой, но как-то трудновато это было, учитывая, что недоверие так никуда и не испарилось.
Эйкен раздал по фляге Эмбер и Доминику, и одну, для Вино, оставил при себе.
- Всё выдвигаемся.
- А что ты имел в виду, говоря про глину? – поинтересовалась Эмбер, уже на ходу
- Увидишь, - кратко, но довольно дружелюбно ответил Эйк. Но друг всё же решил пояснить:
- Просто мы нашли замечательное место для ночлега, и одно из его достоинств в том, что о нём никто не знает, а кто знает не ходят туда, потому что до него трудно добраться. Там есть озеро, к которому люди приходят за водой, но с другой стороны, потому что, со стороны, где расположились мы от туда без свободных рук не выйти. Мы конечно не первый день прячемся от закона, но позволять жить себе в тавернах побаиваемся.
Эмбер улыбнулась, почувствовав лёгкий упрёк в голосе Доминика
- Я тоже не каждый день ночую в тавернах, просто в этой таверне скрыт один грешок её хозяина. У него в комнате в полу спрятан тайник с кучей золота, добытый видимо не самым честным путём, и приди туда стражи от меня бы они узнали об этом.
- А ты как узнала о нём? – Спросил Доминик.
- В день когда, я встретила там тебя и устроила небольшой спектакль, он побежал в свою комнату. Я краем глаза увидела их с лестницы, он с сыном перетаскивал мешок в другую комнату. Видимо он подумал, что я пришла именно за этим. Ну а после я решила взять с этого мешочка небольшую компенсацию, - Эмбер хитро улыбнулась, прищурив глаза, и похлопала себя по карману, в котором что-то приятно зазвенело.
- Ты удивительная, - Это была фраза Эйкена, - правда пока не знаю, хорошо ли это или плохо.
- Но всё равно я восприму это как комплимент.
- Как пожелаешь.

«***»

Через час или полтора наши герои пересекли черту города с противоположной стороны. Им нужно было преодолеть поле с высокой, сухой травой, которую не пощадило сумасшедшее, палящее ещё несколько дней назад солнце. Трава была колючая, неприятно щекотала открытые части тела, ноги иногда запутывались.
- Не успели, - произнёс Доминик.
- Что? – вместе спросили Эмбер и Эйкен, от чего последнего немного передёрнуло. Доминик вытер со щеки пресную слезу и вытянул ладонь вперёд.
- Не успели обогнать дождь, - пояснил он.
И действительно через полминуты дождь усилился и мелкие, но частые капли, противно стекали за шиворот. Постепенно намокшая трава стала похожа на водоросли. Шли молча. Дождь усилился и теперь он стал крупным, заставляющим прищуриваться. Через четверть часа дошли до промокшего насквозь леса. Кроны деревьев не давали крупным каплям пробиться через их сети и потому они рассеивались. Ещё несколько долгих минут они друг за другом бродили по лесу: Эйкен, за ни Эмбер и замыкал Доминик.
И, наконец, они дошли до самой трудной части пути.
- А вот и глина, - С весёлой гордостью произнёс Доминик, указывая на крутой длинный глинистый спуск. Эмбер посмотрела на него, промокшего насквозь:
- И тебе весело? – недоверчиво поинтересовалась она.
- Поверь, весело сейчас будет нам всем.
И все трое взглянули на стекающую по спуску жижу: Эйкен - безразлично, Эмбер – обречённо, а Доминик – с предвкушением.
Эйкен спускался, как и шёл – первым. Единственной возможностью спустится не кубарем, было держаться за ветки деревьев и траву, растущих по сторонам от спуска. Дальше боком шёл Доминик: одной рукой он держался сам, а второй держал руку Эмбер. Ноги скользили и что бы избежать падения приходилось вмуровывать ноги глубоко в глину. Эмбер не повезло, у неё были открытые сандалии, удобные для сухой и жаркой погоды, но сейчас она была всё равно, что босиком.
- Это просто кошмар, - безысходно произнесла Эмбер.
- Я не верю, что тебе не нравится! – Доминик был по-прежнему весел.
- Эйк, твой дружок всегда псих или только сегодня?
- Только сегодня он красуется, а псих он вечный, как и все мы, - Эйкен не выражал никаких эмоций, он был сосредоточен на спуске. И вот уже встал ногами на ровную поверхность, а Эмбер и Доминик немного отставали из-за того, что шли вместе. Им оставалось шагов семь до завершения пути, но тут в одну секунду Эмбер оступилась, её рука выскользнула из руки Доминика, глаза распахнулись от неожиданности, она успела удивлённо взглянуть на Дома, а после полетела на него. Доминик упал на спину и держа на себе Эмбер покатился вниз. Остановились они у подножия спуска и парень захохотал. Эмбер вскочила, начала отряхиваться, но тут же поняла, что это совершенно бесполезно, вся их одежда была в мокрой грязи. Доминик тоже поднялся, не переставая смеяться. Эйкен в стороне тоже посмеивался.
- Ну, вот что ты радуешься?! – С недоумением воскликнула Эмбер.
- Да я же столько ждал этого! Ты бы видела своё лицо перед полётом! – Дом не мог успокоится. Эмбер миролюбиво оскалилась и покачала головой, показывая, что этот человек с вымазанной напрочь спиной просто безнадёжен. Потом она резко наклонилась схватила с земли ком липкой глины и кинула в Доминика, ему уже точно терять было нечего. Она попала ему в плечо, глина разлетелась, и на его лице прибавилось ещё грязных штрихов. Парень деланно надулся и уже хотел ответить, но их веселье прервал старший друг:
- Ну, всё, дети, хватит вам дурачиться, идёмте! – Эйкен попытался сделать грозный вид, но не очень-то получилось. Эмбер и Доминик, немного потолкавшись, последовали за ним.
Дождь становился всё меньше, но тучи всё же не имели желания расходиться. Трое молодых людей шли по каменистому берегу озера, который вскоре перешёл в земляную тропинку, плавно поднимавшуюся вверх и ведущую к очередной лесной местности. Немного пройдя по этой тропе, затем повернув, они увидели небольшой вход в пещеру, у самого края озера и перед самым лесом.
- Вот, в общем то, мы и пришли, - провозгласил Доминик.
- Как тут красиво, - только и смогла сказать Эмбер.
- Сейчас тут довольно мрачно, а так, да, красиво, - согласился парень.
Что бы зайти в пещеру нужно было согнуть спину и спустится на пару шагов.
- Вино? – Прокричал в глубь пещеры Эйкен, заходя первым. Дождь захлёстывал и в пещеру, поэтому парни обустроились немного дальше, где он не доставал. Из темноты проявился новый силуэт, с факелом в руке:
- Я уже собирался идти вас искать, где вы были? Дом сказал, что с теми демонами делов на несколько минут. Это был их третий, не раз упоминавшийся друг – Вино. Ростом он был чуть ниже Доминика, да и телосложением он был похож на него. Только с чуть более широкими плечами, но это было едва заметно. У него было немного вытянутое лицо, круглые глаза практически чёрного цвета и редкими слабо выделяющимися ресницами. Чёрные, короткие, явно стриженые на ощупь волосы. Прямой нос, тонкие губы, с маленькими ямочками по краям. Короткой длины щетина, оттеняла наивность его глаз. Увидев появившегося из-за спины Эйкена Доминика, Вино улыбнулся одной половинкой рта лицезрев вид друга, а после и прищурил глаз на той же стороне лица увидев Эмбер в не менее чистом виде:
- Да, я смотрю, вы привели с собой весьма обворожительную чертовку! – Вино всегда улыбался больше одной половиной лица и эта улыбка всё не спадала.
- Я не демон, - настороженно возразила Эмбер.
- Я знаю, не обижайтесь на меня, милая, – извиняясь, но всё так же задорно произнёс он. – Я простой парень из крестьянской семьи, не обучен манерам, говорю всё, что в голову придёт.
Вино был из тех людей, на которых просто невозможно обижаться, он был открыт и прост. Трагедия Арианы и на нём оставила след, но он остался по-прежнему чист и немного наивен. Наверное если бы не классовое разделение он был бы точной копией Доминика, только на втором был отпечаток светской жизни, более изнеженной и хитрой. Эмбер сразу поняла, что он и Вино более близкие друзья чем с Эйкеном. Эйкен выполнял в их обществе роль смотрителя, который не даёт распоясаться своим ученикам.
- Похоже, вас застал дождь на весёлой горке? – Подмигнул им парень. Смотреть без улыбки на Эмбер и Доминика было просто не возможно. – Как вас зовут, очаровательное создание?
- Эмбер.
Вино взял её руку, и уже хотел преподнести к губам, но увидел на ней уже почти высохшую глину и лишь погладил её руку, произнеся без капли отвращения:
- Что ж, Эмбер, вы будете ещё более очаровательны, хотя бы умывшись.
Эмбер засмеялась, она была поражена прямотой нового знакомого, не содержащей и капли оскорбления.
- Тактом он не отличается, - встрял Доминик, с лёгким укором взглянув на товарища.
- Нет, всё нормально, - Эмбер всё ещё посмеивалась. Вино мог расположить к себе кого угодно.
- Там, дальше в пещере есть подземная река, можешь там привести себя в порядок, - продолжил Дом. - А завтра я схожу в город и принесу новую одежду. Мы уйдём от сюда через пару дней, ты уверенна, что хочешь остаться с нами? – парень попытался изобразить безразличие, но в голове его была надежда.
- Разумеется, уверена, - Эмбер прикрыла глаза и едва заметно улыбнулась.
- Я принесу поленьев для костра, - монотонно продекламировал Эйкен. – Надеюсь, у нас ещё остались сухие запасы.
- Да должны были, - отмахнулся от него Вино.
- И я пойду, «умоюсь», - Эмбер весело взглянула на Вино, взяла у него факел, оставив двух друзей в тусклом свете, доходящем в пещеру снаружи, и направилась в сторону, куда указал ей Доминик. Только она скрылась в темноте, как Вино заинтриговано свистнул:
- Похоже, кто-то влюбился? – казалось, он сейчас захлопает в ладоши.
- Я и не отрицаю, - спокойно ответил Доминик, глядя на него и слегка приподняв уголки губ.
- Нуу, так даже не интересно, мог бы хоть немного поотрицать это! – разочарованно сник Вино. – Это ведь та самая, про которую ты рассказывал?
- Да, та самая.
- Ты хотя бы так открыто её не ешь, - учтиво посоветовал Вино, с видом знатока.
- Что?
- Ну не ешь, глазами не ешь.
- «Пожирать глазами», мой друг, а не есть.
- Ой, эти ваши великосветские выражения!